Брутальный мужчина

— Оля, — написала мне милейшая менеджер Ирина из компании «Юнайтед Дистрибьюторз», — у нас ожидается беспрецедентное событие: приезд производителя самых крутых ширазов и других великолепных вин Дэйва Пауэлла. Брутальный мужчина, владелец винодельни Torbreck.

— Ирина, спасибо большое! Брутального мужчину хотелось бы увидеть воочию! – тут же  откликнулась я, ибо кто же в светлом уме откажется повстречаться с культовым австралийским виноделом. Да еще брутальным.

— После октябрьского ужина в «Турандот» Дэйв был в таком восторге от русских женщин, что неожиданно нагрянул среди майских праздников! – добавила Ирина красок в образ Дэйва и приложила фотографию.

Отлично сделанный сайт «Торбрека» (Torbreck) сообщил еще много разной информации о Дэвиде Пауэлле. Например, что учился он на бухгалтера, как и его отец, а до покупки собственной винодельни в долине Баросса (Barossa Valley) в Австралии в 1994 году успел поработать лесорубом в лесах Шотландии и сборщиком урожая на виноградниках в Калифорнии и Италии. Кстати, лесорубское прошлое Дэйва нашло отражение как в имени винодельни (Торбрек – название леса в Шотландии, где он валил лес), так и наименованиях некоторых вин.

В назначенный день я впорхнула в «Турандот» вся в рюшах и ожиданиях.  По московской привычке опоздала и сильно удивилась, увидев мероприятие в полном разгаре. Я предполагала ходяче-стоячую дегустацию в свободном режиме, а здесь собравшиеся сомелье и журналисты сидели за одним большим столом и под руководством Дэвида организованно пробовали его вина. В некотором смущении я пробралась на оставшееся свободное место за боковым столиком, где сидела еще пара опоздавших. Дэйв обернулся и одарил нас улыбкой.

Вживую Дэйв выглядел менее брутальным, чем на фотографии. Кудрявые волосы, веселые лучики-морщинки в уголках глаз и винный животик выдавали в нем, как мне показалось, гурмана и весельчака.

Каждое вино Дэвид предварял коротким рассказом. Собравшиеся внимательно  слушали и иногда задавали вопросы. Я пыталась нагнать программу, не упустив ни одного вина, и сравнить вина между собой, для чего некоторым надо было дать подышать в бокале. Учитывая бодрый темп дегустации и три разнокалиберных бокала в наличии, это требовало от меня некоторой сноровки.

На дегустацию были предложены 7 вин Торбрек, 2 белых и 5 красных.

Woodcutter’s Semillion 2010 сделано из 100%-ного семийона. Весьма высокое содержание  алкоголя для белого вина — 14% — не показалось мне чрезмерным из-за хорошей кислотности. В аромате — цветы и тропические фрукты, во вкусе минеральные тона, легкая горчинка, послевкусие длительное. Симпатичное вино, однако мне почему-то показалось, что оно понравится не всем. (Цена 1 296 руб. без учета скидки, если покупать напрямую у импортера).

Viogner Marsanne Rousanne 2009 сделано из соответствующих сортов винограда, типичных для французской Роны, в пропорции 60-20-20% и проходит 10-месячную выдержку в старых  французских барриках. Содержание алкоголя также довольно высокое — 14%. Сложное богатое вино с ароматами цветов, белых косточковых фруктов и желтого яблока. Свежая яркая кислотность и долгое послевкусие. Мне определенно понравилось. (2 338 руб.)

Woodcutter’s Shiraz 2010, в переводе «Шираз лесоруба», — одно из базовых (в хорошем смысле этого слова) вин хозяйства. В год его производится 300-400 тыс. бутылок, а для сравнения, одного из топовых вин RunRig — 12 тыс. бутылок. Вино выдерживается 12 месяцев в бочках из старого французского дуба, но во вкусе дуб почти не чувствуется, напротив, вино свежее, фруктовое, с ароматами черники, черной смородины, нотками специй и «животинкой». Симпатичное, понятное вино, которое можно пить как молодым, дав ему предварительно «подышать» в бокале, так и хранить его несколько лет. Этим вином, сказал Дэйв, он хочет показать, что австралийский шираз может быть похож на французские вина из долины Роны — плотные, сложные, элегантные, с чистым фруктовым вкусом и хорошей структурой. (1 550 руб.)

Cuvee Juveniles 2009 сделано из 60% гренаша, 20% шираза и 20% матаро. Возраст лоз — от 40 до 150 лет. Это вино мы как-то дарили в подарок коллеге, больше ориентируясь на имя винодела и красивую этикетку. Надеюсь, подарок понравился. Сейчас, попробовав, я бы его, пожалуй, не подарила, особенно неискушенному человеку.  Для меня в вине было слишком много теплых сладких ароматов — вишневого компота, варенья, которое еще варится в тазу, пережженного сахара и карамели, и мне определенно не хватило свежести. Вино, кстати, названо в честь парижского винного бара, а этикетку нарисовала дочка его владельца. (1 474 руб.)

Сейчас вместо Juveniles я бы подарила или Woodcutter’s Shiraz, или Steading 2008 года — мягкое, питкое, понятное и очень европейское. По составу аналогичное предыдущему, вино делается из очень старых лоз и проводит 24 месяца в старых французских бочках. В аромате вишня, черешня, красная смородина, лесные ягоды, листочки мяты, специи. Интересно, что Паркер оценил это вино немного хуже предыдущего — 90 против 91 балла, хотя все равно довольно высоко. (2 541 руб.)

Descendant 2007 сделано из винограда с одного участка, в его составе 92% шираза и 8% вионье — белого сорта, давшего вину дополнительную ароматику и округлость. Вино выдерживалось 18 месяцев в бочках, прежде использовавшихся для топового вина RunRig. «Ого!»- написала я в заметках, — «улетное!» Очень серьезное и глубокое вино, затягивающая в себя воронка ароматов черники, черноплодной рябины, специй, кожи, дымных и копченых тонов. Мощное вино с довольно мягкими танинами, может храниться много лет, как сообщает производитель. 94 балла по Паркеру. (6 710 руб.)

RunRig 2006 – самое дорогое вино на дегустации (12 300 руб.) и второе по дороговизне в полной линейке Торбрека. Состав: 97% шираза и 3% вионье со 120-летних лоз, выдержка — 30 месяцев в старых и новых дубовых бочках. «Обалденное!» — написала я в своих заметках, не найдя более подходящего слова. Мягкие ароматы красных ягод, специй, перца и фиалки, влажного теплого вечера и мокрых листьев. Тонкое элегантное вино, с замечательным балансом сладости, кислотности и танинности и долгим послевкусием. 96 баллов по Паркеру за вино этого года, а в среднем за 12 последних винтажей – 95 баллов. По словам Дэйва, вино может храниться 15-20 лет. RunRig производится только в удачные годы. Например, в ужасном для виноделов 2011 году Дэйв деклассифицировал все свои топовые вина, использовав предназначенный для них виноград в более простых винах.

— А Вы сами какое свое вино предпочитаете? – спросила я Дэвида после окончания организованной дегустации.
Он присел за наш столик, так как присутствующие на удивление быстро разошлись, и только я и мои соседи продолжали дегустировать и обсуждать. У Дэйва был сильный австралийский акцент, поэтому как-то так получилось, что разговор с ним вела в основном я.
— Я не ем фуа-гра каждый день, — сказал Дэйв. – Так и RunRig я буду пить по особому случаю. А вечером за ужином я с удовольствием выпью свой шираз.

Официант принес ему бокал.
— Не хочу свое вино, надоело уже! – подмигнул он мне. – Принесите лучше черный кофе.
И засмеялся.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s