Венгерский альбом

По разным причинам я ничего не написала о поездке в Венгрию сразу после приезда. Но перебирая недавно фотографии, вдруг поняла, что впечатления от путешествия по-прежнему свежи и ярки, а стало быть, безумно жаль оставить поездку незамеченной.

Токай

Изначальной целью путешествия была винная конференция VinCE в Будапеште, посвященная венгерским и центральноевропейским винам, которую ежегодно организует одноименный венгерский винный журнал. Очень, кстати, посещаемое мероприятие, со множеством семинаров и дегустаций и всемирно известными экспертами в качестве спикеров.

А до конференции инициативные члены социальной сети #winelovers организовали для небольшой группы блогеров, сомелье и просто любителей вина поездку в Токай и Эгер, за что им огромная благодарность.

Первым пунктом нашей программы значилось посещение винодельни Disznókő в Токае. “Одна винодельня на целый день?” — удивилась я, заранее предвидя довольно затянутый скучный день. Ни до, ни после меньше трех виноделен в день мы никогда не посещали.

Однако директор Дизноко, обаятельнейший Ласло Месарош, приготовил для нас обширную программу, включавшую в себя прогулку по виноградникам и винным подвалам, семинар о стилях токайского вина и дегустацию всей линейки вин Дизноко.

Ласло Месарош, директор Дизноко

Ласло Месарош, директор Дизноко

Кроме этого, в программе Ласло было целых три кульминационных момента: во-первых, вертикальная дегустация сладких — 5 и 6 путтонов (путтоньош?) — токайских вин начиная с 1993 (!) года. Во-вторых, чтобы мы нагуляли аппетит до обеда, Ласло раздал всем нам секаторы и показал, как нужно обрезать лозы, оставляя всего две почки на лозе. Мне так понравилось, что я была готова идти ряд за рядом. Но Ласло позвал нас на обед, в конце которого нас ждал третий кульминационный момент: легендарная “Disznoko Tokaji Eszencia” 2005 года.

“Токай Эссенция” — это амброзия и нектар абсолютно божественного толка. Ее делают из сморщенных заизюмленных ягод, пораженных благородной плесенью, которые собирают буквально по ягодке. Ягоды не кладут под пресс; сок из них вытекает по капле под тяжестью собственного веса. Сусло фактически не бродит из-за высокого содержания сахара. Содержание алкоголя в получившейся Эссенции — меньше 3%, а остаточного сахара — целых 600-900 г/л (для сравнения, в сотернах — 100-150 г/л). Однако Эссенция не кажется приторной, так как сахар прекрасно балансируется высокой кислотностью фурминта, основного белого сорта Токая. Для Эссенции в Дизноко придумали специальные ложко-рюмки в виде стрекозы, ибо Эссенцию не пьют, а аккуратно окунают в нее язык и перекатывают драгоценные капли по небу, предаваясь неге и грезам.

Эгер

Если Токай — регион сухих и сладких белых вин, то Эгер, расположенный на полпути между Токаем и Будапештом, традиционно знаменит красными винами, в первую очередь, вином “Бычья кровь” — Egri Bikaver. “Бычья кровь” — это купаж из минимум трех сортов винограда (разрешено вообще 13), включая кекфранкош (блауфранкиш в Австрии), мерло, каберне совиньон и кадарку.

В Эгере делают, конечно, и другие красные вина. Так, на нашей дегустации мы пробовали очень симпатичный пино нуар от “Gal Tibor” 2006 года.

SONY DSC

Однако по видению Тибора Гала-младшего, представлявшего вина, Эгер должен сосредоточиться на продвижении именно своих традиционных купажей, стать чем-то вроде Южной Роны. В этой связи Тибор сотоварищи придумали бренд для нового белого купажа — Egri Csillag (“Звезда Эгера”), в который входят леаника (фетяска), черсеги фюсереш (знаю-знаю, это непроизносимо), пино гри, пино блан, совиньон блан и траминер. По мнению Тибора, у маленьких семейных виноделен Эгера нет никакого шанса стать хоть сколько-нибудь известными, если они будут продолжать выпускать десяток разных наименований. “Gal Tibor” уже объявил о сокращении своей линейки до трех вин.

Тибор Гал-младший, сын знаменитого энолого Тибора Гала, трагически погибшего в автокатастрофе в Южной Африке несколько лет назад, понравился мне своей четкостью, осведомленностью и целеустремленностью. Надеюсь, у него все получится со “Звездой Эгера”!

Тибор Гал-младший, сын знаменитого энолога Тибора Гала, трагически погибшего в автокатастрофе в Южной Африке несколько лет назад, понравился мне своей четкостью, осведомленностью и целеустремленностью. Надеюсь, у него все получится со “Звездой Эгера”!

Будапешт

Что приятно, венгры гордятся своим вином и сами с удовольствием пьют его. Только в центре Будапешта мы насчитали пять симпатичных винных баров, где подают только (или в основном) венгерское вино.

Например, DiVino, расположенный совсем рядом с собором св. Иштвана, специализируется на винах от молодых — до 35 лет — венгерских виноделов из разных регионов. Попробовав несколько бокалов за 2-4 евро в сопровождении интересных закусок, мы немного взгрустнули о тяжелой (вернее, дорогой) московской доле.

Innio — удивительная смесь винного бара и ночного клуба в том смысле, что в вечером в субботу там не протолкнуться. У Innio большая винная карта, в т.ч. международных вин.

Куртош калач, Уникум, салями и прочие радости

Венгерскую национальную кухню мы познавали под руководством Доры, увлеченного и знающего гида  из “Taste Hungary”. Сначала я наткнулась на сайт компании в интернете, а потом случайно оказалась на дегустации рядом с ее основательницей — Каролин Банфальви, автором двух кулинарных книг о венгерской кухне.

Дора из "Taste Hungary" начала наш тур ударно - "Уникумом"

Дора посвящает нас в тонкости венгерской гастрономии

Тур был шедевральным, причем с первых же минут. Ибо мы начали его рюмкой “Уникума” на втором этаже будапештского Центрального рынка. Уникум — горький плотный бальзам черного цвета — делается, как водится, по секретному рецепту из 40 разных трав и помогает от 100 болезней (практически всех, кроме родильной горячки). Если особенных болезней нет, то он … просто очень горький бальзам.

После “Уникума” на ура пошли лангош — горячие, жареные во фритюре лепешки, политые чесночным маслом. А за ними салями. Конскую колбасу я осторожно попробовала, но на жареные свиные шкурки, если честно, не решилась.

Зато чудными оказались мясные тефтели в традиционной лавке мясника на улице Károlyi Mihály, где заказывать надо у прилавка, а есть непременно стоя, а также шоколадные конфеты ручной работы с начинкой из грибов (!). Их продавали в крошечном шоколадном магазинчике, куда мы направились после “мясницкой”. Мне ужасно хотелось купить конфеты домой, но я немного замешкалась, и неумолимая венгерская продавщица выставила нас на улицу, объявив, что у нее начался обед.

Меня утешили чашка кофе в гранд-кафе “Central”  в стиле ар-нуво с огромными окнами, кожаными креслами и полным амбьянсом, а также торты в венском стиле в одной из лучших кондитерских Будапешта. Дора объяснила, что раньше в кафе собиралась литературная и художественная богема, чтобы выпить кофе или вина и съесть чего-нибудь существенного, а за десертами нужно было идти именно в кондитерские.

На этом месте у нас должна была быть дегустация вина, но зная, что мы только что вернулись из Токая и Эгера, Дора повела нас в мастерскую, где делают разноцветные леденцы, а потом в куртош-калачную. Kürtőskalács пекут на открытом огне, предварительно намотав полоски теста на железную палку. Получившуюся высокую булку с дыркой посередине посыпают сверху корицей и сахарной пудрой. Есть ее, по моему мнению, надо прямо на улице, особенно если там промозгло и ветрено, отламывая кусочки и обжигая пальцы.

SONY DSC

Куртош калач

А это наше путешествие по Центральному рынку:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s