Category Archives: Белые вина

Лугана — желтое счастье

Наше путешествие в Лугану было идеальным от начала до конца. Луганские вина — цель поездки — оказались удивительно интересными, несмотря на то, что они все  сделаны из одного сорта винограда. Виноделы были хлебосольными и радушными: не только поили, но и кормили с раннего утра, и доставали из подвалов настоящие раритеты. Погода баловала: вместо обещанного шторма выпало три капли дождя, а в день запланированного катания на лодке по озеру Гарда вовсю светило солнце.

Lugana DOC, притулившийся к озеру Гарда с юга, — самый простой для запоминания итальянский апелласьон. Вино там только белое и только из одного сорта — турбиана, или треббьяно ди Лугана.

С названием сорта, правда, не все так просто. Луганский треббьяно часто путают с похожим по названию треббьяно тоскано — кислым и совершенно нейтральным сортом, из которого во Франции делают коньяк (там он называется уньи блан). Так вот, ничего общего, кроме названия, между двумя треббьяно нет — ни в генетике, ни во вкусе. Зато луганская турбиана генетически идентична другому итальянскому сорту — вердиккьо, хорошо зарекомендовавшему себя в Марке и Соаве. Луганские виноделы, пытаясь дистанцироваться от тосканского треббьяно, придумали и продвигают свою версию названия — турбиана, но пока, кажется, не очень преуспели: даже местные сомелье и работники виноделен иногда путаются.

Молодое луганское вино - отличное сопровождение к сардинкам, только что выловленным из озера Гарда, а также к ризотто с морепродуктами, салатам и овощным закускам

Молодое луганское вино — отличное сопровождение к сардинкам, только что выловленным из озера Гарда, а также к ризотто с морепродуктами, салатам и овощным закускам

В любом случае турбиана (она же треббьяно ди Лугана, она же вердиккьо) чувствует себя в Лугане превосходно, выдавая весомые вина с высокой кислотностью и яркими ароматами белых цветов. Лучшие образцы молодых луганских вин весьма элегантны и строги, с минеральными тонами и деликатными фруктовыми и миндальными нотами.

Существует и другой — довольно прямолинейный — стиль молодых вин, когда они похожи на новосветский совиньон блан, с остаточным сахаром и немного навязчивым ароматом тропических фруктов. Такой стиль, к сожалению, популярен у потребителей, и многие виноделы идут на поводу.

Самое старое вино, которое мы пили, было Fraccaroli 1976 года, и оно было абсолютно живым и прекрасным

Самое старое вино, которое мы пили, было Fraccaroli 1976 года, и оно было абсолютно живым и прекрасным

90% луганских вин пьются в нежном возрасте года или двух от роду. И это жаль, потому что выдержанные 5-10 лет, они могут быть просто поразительными. На бутылке скорее всего, будет написано Riserva или Superiore.

С возрастом вина приобретают ярко-золотой цвет и дополнительные хлебные, медовые и бальзамические нотки. Удивительно то, что вина редко выдерживаются в дубовых бочках, которые практически противопоказаны луганским винам. Богатство вкуса и плотная, слегка вощеная текстура чаще всего приобретаются за счет выдержки на осадке, регулярном перемешивании (батоннаже) или контролируемой микрооксидации.

Выдержанные луганские вина прекрасно подойдут к более серьезной еде: мясным закускам, поленте с горгонзолой, сыру грана падана и плотной рыбе, например, лососю

Выдержанные луганские вина прекрасно подойдут к более серьезной еде: мясным закускам, поленте с горгонзолой, сыру грана падана и плотной рыбе, например, лососю

В Лугане также делают сладкое вино из винограда позднего сбора (Vendemmia Tardiva), но гораздо более интересными мне показались игристые, особенно сделанные по традиционному методу и без добавления сахара («zero dosage”). Такие вина очень свежие, элегантные, легкие, с хрустящей кислотностью. К сожалению, зачастую их делают в таких маленьких количествах, что все продается на месте. Что ж, это повод посетить Лугану!

Луганские вина легко рекомендовать из-за ровного хорошего общего уровня даже базовых вин и  гуманных цен. Молодое вино на винодельне стоит 8-9 евро, а ризерва — 15-20 евро.

Весь апелласьон Lugana DOC — это всего 1100 га к югу от озера Гарда между Венето и Ломбардией. Точнее сказать, Лугана находится не между, а сразу в обоих регионах. Доходит до смешного: на одном из виноградников половина дорожки заасфальтирована ломбардийцами, вторая половина — венетийцами. А посередине трещина 🙂

Апелласьон довольно плоский: самые высокие холмы не превышают 130 метров. Почвы глинистые, тяжелые, непроницаемые для влаги и тяжелые для обработки. Для того, чтобы вода стекала во время дождей, виноделы делают холмик посередине виноградника, иначе болото может стоять неделями.

Большинство виноделен — маленькие, частные. Здесь нет кооперативов и гигантских производителей. Несмотря на огромный поток туристов, особенно в сезон, большинство виноделен сохраняет “настоящесть”, и ‘agriturismo’ на вывеске, скорее всего, будет означать экскурсию в винный подвал с кем-то из членов семьи и теплый семейный ресторан, где от души накормят домашними деликатесами. Доехать до виноделен из местных туристических центров — Сирмионе, Десенцано или Пескьеры — займет не более 15 минут.

P.S. Организаторы нашей поездки в Лугану — Элизабетта Тоси и Джампьеро Надали из Fermenti Digitali и Карло Веронезе из Консорциума производителей луганских вин — с каким-то совершенно неитальянским мастерством сумели в 3,5 дня втиснуть неспешные посещения виноградников, винных подвалов, виноградного питомника и дегустации вин от почти 40 виноделен, а кроме этого дать нам время на отдых и посещение местных достопримечательностей. Конечно, этому способствовали маленькие расстояния (весь апелласьон Lugana DOC — маленький прямоугольник 9 на 15 км), а кроме того удивительная сплоченность виноделов, которые с удовольствием объединялись для коллективных дегустаций. #Lugana

P.P.S. В слайд-шоу упоминаются следующие винодельни: Le MoretteMarangonaFraccaroliCa’ dei FratiCascina Le PresegliePerla del GardaCascina Maddalena, ZenatoFamiglia OliviniFrantoio Montecroce (оливковая ферма). Насколько мне известно, вина Ca’ dei Frati и Zenato возят в Россию.

Русильон — край пушистых гор, каменистых пляжей и отличного вина

В Руссильон я хотела поехать с тех пор, как увидела в винном учебнике фотографию виноградников на крутых склонах, спускающихся прямо в море. Поехать туда на майские праздники было отличной идеей. Пляжные туристы еще не заполонили маленькие прибрежные городки, а в горах и вовсе было спокойно и безмятежно. В старинном фермерском доме 15 века, переделанном в гостиницу, километрах в 20 от испанской границы мы были единственными гостями. В нашем распоряжении было три мангала, два камина, неумолчная горная речка и неограниченное количество голосистых птиц и цветущих кустов.

SONY DSC

В Руссильоне мы собирались гулять по горам, пробовать местную кухню и изучать руссильонское вино. С походами разной степени сложности в Руссильоне нет проблем. За 4 евро можно купить брошюрку с картами и маршрутами в местном туристическом офисе. Сложнее поймать часы работы этих офисов, а потом найти обозначения пеших троп на местности. Один раз мы дали трехкилометрового круголя, пропустив заветный синий треугольник на сосне.

С руссильонской кухней тоже все в порядке. Местные сыроделы и мясники знают свое дело, тем более, что ингредиенты в виде овец и коз гуляют по соседним горам, а на каждом втором повороте горной дороги имеется указатель на свежий мед или клубнику. Вкусно поесть можно и в крохотной горной деревушке, и в туристическом городке Кольюр (Collioure) на побережье, но иногда лучше заранее изучить вопрос.

В живописнейшей деревушке Корсави (Corsavy) на вершине горы веселая тетенька из трактира «Chez Francoise» принесла нам паштеты и колбасы собственного приготовления и вместо пол-литрового графина налила, подмигнув, литровую бутыль прохладного розе. После обеда она выдала нам ключ от церкви 12 века. Некоторое время назад из церкви, которая через дорогу от ресторана, украли 50 евро пожертвований, так что ключ теперь хранится в «Chez Francoise».

Для ужина в Кольюре мы попросили рекомендаций местных винных экспертов. Не сговариваясь, они посоветовали “Le 5eme Peche» японского шефа Масаши Ииджима. В малюсеньком ресторане на 6 или 7 столиков с открытой кухней можно было наблюдать, как месье Ииджима тщательно и скрупулезно нарезает, взбивает и выкладывает пинцетом на тарелки идеально подготовленные ингредиенты. Анчоусы собственного приготовления, преподнесенные в качестве комплимента, были так хороши, что я без раздумий стащила бы их из тарелки у на мгновение отвернувшегося соседа (обычно в таких проступках не замечена). Потрясающее сочетание французской и японской кухни, немыслимые соусы и доброжелательность месье Ииджима, самолично приносившего нам еду, сделали этот вечер гастрономической кульминацией руссильонской поездки.

IMG_0891

Мой десерт — шоколадный ганаш cо сладким вином из Баньюлза от домена Coume del Mas и домашним мороженым. На тарелке было еще что-то невообразимо вкусное

Как ни удивительно, самым сложным оказалось подготовить винную часть программы. Мне хотелось посетить несколько виноделен, которые я запомнила на винном курсе, и которые порекомендовал мой преподаватель Matthew Stubbs. Однако практически все наши послания виноделам на английском и французском через Фейсбук, электронную почту или автоответчик остались без ответа. Единственным откликнувшимся был винодел из хозяйства Coume del Mas, но и он уезжал на майские праздники.

К счастью, оказалось, что в Баньюлзе (Banyuls) или Кольюре у многих виноделен есть свои залы для дегустаций или даже производство в черте города. Можно таким образом составить  маршрут, чтобы попробовать вино и на аперитив, и на дижестив к обеду (с 12 до 14.30, а то и до 16 дегустационные заведения закрыты). Дегустации бесплатны и принуждения к покупке нет, но многие приезжают специально и покупают коробками.

Всего в Руссильоне 13 апелласьонов — 8 для сухих вин и 5 для сладких. В AOC/AOP Collioure делают сухие белые, розовые и красные вина, а разрешенные сорта винограда включают гренаш, сира, мурведр и кариньян для красных и розовых вин; гренаш гри и гренаш блан для белых вин. Это самый южный апелласьон Франции, до Испании рукой подать. Из-за жаркого климата вина получаются тельными, интенсивными, с джемовыми и пряными тонами, иногда в них можно уловить солоноватую морскую нотку. Не только красные, но и белые вина часто выдерживают в бочке. Однако лучшие из них сохраняют элегантность и изящество, как например, Collioure Blanc “L’Argile” от Domaine de la Rectorie (90% гренаш гри и 10% гренаш блан). Поскольку домен продавал только последний винтаж 2013 года, а вино явно демонстрировало способность к долгой выдержке, мы купили сразу несколько бутылок с мыслью положить их на хранение и открывать раз в год по одной.

Дегустация в Domaine de la Rectorie вообще была очаровательно старомодной. На наш звонок в дверь 3-этажного особняка на тихой улице Баньюлза вышла сухонькая темноволосая женщина и проводила в комнату с высокими потолками и французскими окнами, выходящими на слегка заброшенный двор. Вся обстановка — большой стол посередине, мрамоный камин и черно-белые фотографии на стенах — умиротворяли и настраивали на правильный жизненный лад. И, кстати, все шесть вин, которые мы попробовали, были отличными.

IMG_0906

Я написала, что Domaine de la Rectorie находится в Баньюлзе, и не ошиблась, так как два апелласьона —  AOC/AOP Collioure и Banyuls — полностью совпадают в своих географических границах, и один и тот же производитель может делать вина под разными AOC. Однако в отличие от AOC Collioure в Banyuls производят только сладкие вина, и на бутылках всегда написано “Vin Doux Naturel”. Правда, вина это не “натурально сладкие”, как можно было бы подумать из французского названия, а крепленые: в процессе производства добавляется виноградный спирт.

От “Cuvee Joseph Geraud” 2006 года из Domaine Pietri Geraud я не могла оторваться. 16 евро не показались слишком дорогой ценой за удовольствие :)

От “Cuvee Joseph Geraud” 2006 года из Domaine Pietri Geraud я не могла оторваться. 16 евро за все удовольствие 🙂

Традиционный стиль производства в Banyuls — это когда сладкие красные вина выдерживают на солнце в больших бочках или стеклянных бутылях, в стиле  мадейры (т.н. oxidative style, или окисленный стиль, из-за контакта вина с кислородом). В результате многолетней выдержки получаются потрясающие по сложности и глубине вина с ароматами сухофруктов, карамели, кофе, шоколада и кожи. Открыв бутылку, такое вино можно потихонечку тянуть целый год, с ним ничего не случится.

Делают в AOC Banyuls вина и без доступа кислорода (т.н. reductive style), с выдержкой в бочке и бутылке, похожие по характеру на портвейны. Такие вина более фруктовые и свежие, с тонами сливы и свежего малинового варенья. Но моя любовь — это все-таки традиционные вина Banyuls.

 

В общем, май — замечательное время для Руссильона. Можно прогуляться по одному из множества маршрутов в предгорьях Пиреней или вдоль обрывистого берега Средиземного моря, а потом отправиться дегустировать уникальные сладкие вина, разглядывать акварели в галереях и завершить день на высокой гастрономической ноте в одном из местных ресторанов.

Кольюр - очаровательный городок со старинными каменными крепостями, узкими вьющимися улочками, каменистыми пляжами, разноцветными каменными домами и любопытными магазинчиками. Его любили Матисс, Шагал и Дали и до сих пор в городке клубятся художники и открыто множество художественных галерей

Кольюр — очаровательный городок со старинными каменными крепостями, узкими вьющимися улочками, каменистыми пляжами, разноцветными каменными домами и любопытными магазинчиками. Его любили Матисс, Шагал и Дали и до сих пор в городке клубятся художники и открыто множество художественных галерей

SONY DSC

Винные четверги. Южная Италия

Мы открыли новый сезон «Винных четвергов» в доме Телешова путешествием в южную Италию. Это путешествие было, конечно, виртуальным, однако через пару недель мои друзья отправлялись в Неаполь по-настоящему. К изучению античных памятников нужно было подобрать хорошее винное сопровождение. 🙂

Южная Италия включает в себя Кампанию, Апулию, Калабрию, Базиликату и два острова — Сардинию и Сицилию. Сицилийские вина в Москве представлены весьма неплохо, однако неприятным сюрпризом стал для меня небольшой выбор вин из Апулии и Кампании, а главное, их немалый ценник. По моим представлениям, южно-итальянские вина должны были иметь гораздо лучшее соотношение цены и качества. Пришлось изучить десяток прайс-листов московских импортеров, прежде чем набрался достойный сет для дегустации. По причине немалой цены я не включила в сет альянико из региона Таурази (DOC Taurasi) в Кампании. Надеюсь, наши путешественники смогут купить его в Неаполе по гораздо более гуманной цене.

Возделывать виноград на территории Южной Италии начали еще этруски и греки, а в древнеримскую эпоху здесь делали знаменитые и очень ценимые вина, например фалернское. К сожалению, былая слава подрастерялась к нашим дням, и десятки лет южная Италия служила источником огромного количества дешевого вина, чему способствовал жаркий климат, при котором у виноделов нет проблем с вызреванием винограда.

Однако как и во многих других регионах, в виноделии южной Италии в последние 20-30 лет происходят драматические изменения. Появились нетрадиционные идеи и методы производства, виноделы-энтузиасты вернули к жизни древние сорта и, следуя изменившимся вкусам потребителей, стали уделять больше внимания качеству. На нашей дегустации были представлены несколько передовых, хорошо зарекомендовавших себя хозяйств.

Мы стартовали бокалом холодного верментино с Сардинии. Сорт верментино, один из двух важнейших белых сортов острова, сохраняет живую кислотность даже в теплом сардинском климате. Из верментино делают освежающие, не очень алкогольные вина, редко выдерживаемые в дубе. Наше Lintori Isola dei Nuraghi IGT (алк. 13,5%,  780 руб.) имело ароматы цитрусовых, груши и персика, которые кто-то назвал карамельными, и было в меру бодрым и кислотным. Это отличное вино для прогулки на яхте, согласились все.

Кампания — следующий пункт нашего путешествия — известна древними сортами винограда. Белые фиано и греко и красный альянико, как считается, были ввезены на полуостров еще древними греками.

Аристократический греко (Greco), о котором в свое время писали Плиний и Вергилий, растет не только в Кампании, но лучшие вина из него получаются на вулканических почвах около деревни Туфо. Это довольно насыщенные вина с тонами яблока, абрикоса, цедры лимона, аниса, бальзамическими и минеральными тонами.

Наше Greco di Tufo 2012 (алк. 12.5%, 735 руб.) произведено одной из старейших виноделен Кампании — Mastroberardino. Хозяйство, основанное в 1878 году, известно тем, что предпринимает активные усилия по возрождению древних сортов, которые были на грани исчезновения после нашествия филлоксеры. Очень минеральное, элегантное и несколько строгое, с длительным послевкусием, Greco di Tufo стало одним из моих фаворитов вечера.

Второе белое вино из Кампании было сделано из сорта фиано (Fiano). В хороших руках из фиано получаются деликатные и утонченные вина с хорошей кислотностью и ароматами груши, персиков, пчелиного воска, засушенных трав и цветов.

Fiano di Avellino 2011 от Feudi di San Gregorio  (алк. 13%, 1,014 руб.) источало сладкие ароматы тропических фруктов и засахаренной лимонной корочки и имело приятную горчинку во вкусе. Это сложное и более экспрессивное по сравнению с предыдущим вино понравилось буквально всем. Феуди ди Сан Грегорио — относительно молодая и динамичная винодельня в Кампании (основана в 1986 г.), которая, как и Мастроберардино, много работает с автохтонными южными сортами.

Красный сет открыл самый именитый сорт Кампании и Базиликаты — альянико (Aglianico). Этот сорт созревает так поздно, что может расти только в жарком южном климате. Вина из альянико получаются полнотелыми, мощными, высокотаниннными, с довольно высокой кислотностью. Сочетание танинности и кислотности означает большой потенциал выдержки. И действительно, лучшими считаются альянико, выдержанные 10-12 лет. В хороших образцах можно найти ароматы горького шоколада, сливы, кожи смолы или дегтя, лакрицы и ментола. Некоторые виноделы считают альянико одним из великих сортов, ставя его вровень с каберне совиньоном, мерло, санджиовезе и неббиоло.

На нашей дегустации мы сравнивали два молодых альянико — Rubrato Aglianico 2009 от Feudi di San Gregorio (алк. 13%, 990 руб.) и Mastro 2012 от Mastroberardino (алк 13%, 440 руб., кроме альянико содержит пьедироссо). Молодое Мастро с ароматами черешни и вишни было довольно простым и питким. Рубрато обладало более интересной ароматикой — черноплодная рябина, мох и специи, — но казалось слишком танинным и колючим. Забегая вперед, скажу, что вина из альянико оказались наименее популярными на дегустации. Будем ждать возможности попробовать выдержанный альянико, чтобы отдать должное этому сорту.

Автохтонным представителем от Сицилии выступил, конечно же, неро д’авола — сорт, которому Сицилия обязана своей репутацией. Из неро д’авола, который сравнивают с мерло, получаются богатые, сочные вина с тонами спелых красных ягод и хорошей структурой. Tenuta Rapitala Nero D’Avola Campo Reale 2011 (алк. 13,5%, 570 руб.) с ароматами спелой вишни и малины по контрасту с предыдущими альянико показалось особенно округлым, мягким и «готовым».

В завершении мы переместились в Апулию, равнинный, вытянутый вдоль Адриатического моря регион с плодородными почвами. Самые известные апулийские сорта — негроамаро и примитиво. Из примитиво делают крепко сбитые, полнотелые, интенсивные вина с высоким содержанием алкоголя и иногда остаточного сахара. В нашем Castello Monaci «Piluna» Primitivo, Salento IGT 2011 (алк. 13,5%, 570 руб.) остаточный сахар составлял немалые 7 граммов. Округлость Piluna Primitivo, его мощность, интенсивность и некоторая рустикальность очаровали большинство участников.

Самые интересные вина из негроамаро, второго автохтонного сорта Апулии, делают на полуострове Саленто. Из него получаются темные, мощные, полнотелые, экстрактивные вина с высоким содержанием алкоголя. Часто его купажируют с мальвазией неро, которая придает вину бархатистость. Вот и наше Due Palme Selvarossa Salice Salentino Riserva DOC 2008 (алк. 14.0%, 750 руб.) содержало 15% мальвазии неро. Selvarossa Salice Salentino Riserva было плотным, как будто даже тягучим, с теплыми ароматами спелых красных фруктов и лакрицы. Оно достойно завершило наш вечер.

photo 2

*Цены с учетом скидок и акций

Венгерский альбом

По разным причинам я ничего не написала о поездке в Венгрию сразу после приезда. Но перебирая недавно фотографии, вдруг поняла, что впечатления от путешествия по-прежнему свежи и ярки, а стало быть, безумно жаль оставить поездку незамеченной.

Токай

Изначальной целью путешествия была винная конференция VinCE в Будапеште, посвященная венгерским и центральноевропейским винам, которую ежегодно организует одноименный венгерский винный журнал. Очень, кстати, посещаемое мероприятие, со множеством семинаров и дегустаций и всемирно известными экспертами в качестве спикеров.

А до конференции инициативные члены социальной сети #winelovers организовали для небольшой группы блогеров, сомелье и просто любителей вина поездку в Токай и Эгер, за что им огромная благодарность.

Первым пунктом нашей программы значилось посещение винодельни Disznókő в Токае. “Одна винодельня на целый день?” — удивилась я, заранее предвидя довольно затянутый скучный день. Ни до, ни после меньше трех виноделен в день мы никогда не посещали.

Однако директор Дизноко, обаятельнейший Ласло Месарош, приготовил для нас обширную программу, включавшую в себя прогулку по виноградникам и винным подвалам, семинар о стилях токайского вина и дегустацию всей линейки вин Дизноко.

Ласло Месарош, директор Дизноко

Ласло Месарош, директор Дизноко

Кроме этого, в программе Ласло было целых три кульминационных момента: во-первых, вертикальная дегустация сладких — 5 и 6 путтонов (путтоньош?) — токайских вин начиная с 1993 (!) года. Во-вторых, чтобы мы нагуляли аппетит до обеда, Ласло раздал всем нам секаторы и показал, как нужно обрезать лозы, оставляя всего две почки на лозе. Мне так понравилось, что я была готова идти ряд за рядом. Но Ласло позвал нас на обед, в конце которого нас ждал третий кульминационный момент: легендарная “Disznoko Tokaji Eszencia” 2005 года.

“Токай Эссенция” — это амброзия и нектар абсолютно божественного толка. Ее делают из сморщенных заизюмленных ягод, пораженных благородной плесенью, которые собирают буквально по ягодке. Ягоды не кладут под пресс; сок из них вытекает по капле под тяжестью собственного веса. Сусло фактически не бродит из-за высокого содержания сахара. Содержание алкоголя в получившейся Эссенции — меньше 3%, а остаточного сахара — целых 600-900 г/л (для сравнения, в сотернах — 100-150 г/л). Однако Эссенция не кажется приторной, так как сахар прекрасно балансируется высокой кислотностью фурминта, основного белого сорта Токая. Для Эссенции в Дизноко придумали специальные ложко-рюмки в виде стрекозы, ибо Эссенцию не пьют, а аккуратно окунают в нее язык и перекатывают драгоценные капли по небу, предаваясь неге и грезам.

Эгер

Если Токай — регион сухих и сладких белых вин, то Эгер, расположенный на полпути между Токаем и Будапештом, традиционно знаменит красными винами, в первую очередь, вином “Бычья кровь” — Egri Bikaver. “Бычья кровь” — это купаж из минимум трех сортов винограда (разрешено вообще 13), включая кекфранкош (блауфранкиш в Австрии), мерло, каберне совиньон и кадарку.

В Эгере делают, конечно, и другие красные вина. Так, на нашей дегустации мы пробовали очень симпатичный пино нуар от “Gal Tibor” 2006 года.

SONY DSC

Однако по видению Тибора Гала-младшего, представлявшего вина, Эгер должен сосредоточиться на продвижении именно своих традиционных купажей, стать чем-то вроде Южной Роны. В этой связи Тибор сотоварищи придумали бренд для нового белого купажа — Egri Csillag (“Звезда Эгера”), в который входят леаника (фетяска), черсеги фюсереш (знаю-знаю, это непроизносимо), пино гри, пино блан, совиньон блан и траминер. По мнению Тибора, у маленьких семейных виноделен Эгера нет никакого шанса стать хоть сколько-нибудь известными, если они будут продолжать выпускать десяток разных наименований. “Gal Tibor” уже объявил о сокращении своей линейки до трех вин.

Тибор Гал-младший, сын знаменитого энолого Тибора Гала, трагически погибшего в автокатастрофе в Южной Африке несколько лет назад, понравился мне своей четкостью, осведомленностью и целеустремленностью. Надеюсь, у него все получится со “Звездой Эгера”!

Тибор Гал-младший, сын знаменитого энолога Тибора Гала, трагически погибшего в автокатастрофе в Южной Африке несколько лет назад, понравился мне своей четкостью, осведомленностью и целеустремленностью. Надеюсь, у него все получится со “Звездой Эгера”!

Будапешт

Что приятно, венгры гордятся своим вином и сами с удовольствием пьют его. Только в центре Будапешта мы насчитали пять симпатичных винных баров, где подают только (или в основном) венгерское вино.

Например, DiVino, расположенный совсем рядом с собором св. Иштвана, специализируется на винах от молодых — до 35 лет — венгерских виноделов из разных регионов. Попробовав несколько бокалов за 2-4 евро в сопровождении интересных закусок, мы немного взгрустнули о тяжелой (вернее, дорогой) московской доле.

Innio — удивительная смесь винного бара и ночного клуба в том смысле, что в вечером в субботу там не протолкнуться. У Innio большая винная карта, в т.ч. международных вин.

Куртош калач, Уникум, салями и прочие радости

Венгерскую национальную кухню мы познавали под руководством Доры, увлеченного и знающего гида  из “Taste Hungary”. Сначала я наткнулась на сайт компании в интернете, а потом случайно оказалась на дегустации рядом с ее основательницей — Каролин Банфальви, автором двух кулинарных книг о венгерской кухне.

Дора из "Taste Hungary" начала наш тур ударно - "Уникумом"

Дора посвящает нас в тонкости венгерской гастрономии

Тур был шедевральным, причем с первых же минут. Ибо мы начали его рюмкой “Уникума” на втором этаже будапештского Центрального рынка. Уникум — горький плотный бальзам черного цвета — делается, как водится, по секретному рецепту из 40 разных трав и помогает от 100 болезней (практически всех, кроме родильной горячки). Если особенных болезней нет, то он … просто очень горький бальзам.

После “Уникума” на ура пошли лангош — горячие, жареные во фритюре лепешки, политые чесночным маслом. А за ними салями. Конскую колбасу я осторожно попробовала, но на жареные свиные шкурки, если честно, не решилась.

Зато чудными оказались мясные тефтели в традиционной лавке мясника на улице Károlyi Mihály, где заказывать надо у прилавка, а есть непременно стоя, а также шоколадные конфеты ручной работы с начинкой из грибов (!). Их продавали в крошечном шоколадном магазинчике, куда мы направились после “мясницкой”. Мне ужасно хотелось купить конфеты домой, но я немного замешкалась, и неумолимая венгерская продавщица выставила нас на улицу, объявив, что у нее начался обед.

Меня утешили чашка кофе в гранд-кафе “Central”  в стиле ар-нуво с огромными окнами, кожаными креслами и полным амбьянсом, а также торты в венском стиле в одной из лучших кондитерских Будапешта. Дора объяснила, что раньше в кафе собиралась литературная и художественная богема, чтобы выпить кофе или вина и съесть чего-нибудь существенного, а за десертами нужно было идти именно в кондитерские.

На этом месте у нас должна была быть дегустация вина, но зная, что мы только что вернулись из Токая и Эгера, Дора повела нас в мастерскую, где делают разноцветные леденцы, а потом в куртош-калачную. Kürtőskalács пекут на открытом огне, предварительно намотав полоски теста на железную палку. Получившуюся высокую булку с дыркой посередине посыпают сверху корицей и сахарной пудрой. Есть ее, по моему мнению, надо прямо на улице, особенно если там промозгло и ветрено, отламывая кусочки и обжигая пальцы.

SONY DSC

Куртош калач

А это наше путешествие по Центральному рынку:

Белая гвардия. Шардоне — совиньон блан

Наш второй винный четверг (по правде сказать, это была пятница) был просвещен двум классическим белым сортам — шардоне и совиньон блану.

Моей основной практической задачей в этот день было сохранить холодными до вечера 8 бутылок вина . Я попеременно носила их из багажника в небольшой офисный холодильник и обкладывала оставшиеся охлаждающими рубашками. Охранник на  парковке был неимоверно заинтригован моими регулярными проходами с позванивающими пакетами. Впрочем, не исключаю, что мои манипуляции уже давно в деталях засняты на камеры безопасности.

В любом случае все — и участники, и бутылки — добрались до места встречи без происшествий, и мы без промедлений начали дегустацию.

Поговорив немного о разнообразном и многоликом шардоне — самом распространенном белом сорте в мире, мы разлили в бокалы чилийское Lapostolle Casa Chardonnay 2011 года (алк. 13,5%, цена 480 руб., здесь и далее с учетом скидок, иногда значительных). Вино с освежающей кислотностью, кое-кому показавшейся немного агрессивной, имело ароматы лимона, лайма, белых фруктов и цветов. Ровное и аккуратное, оно, тем не менее, не слишком запомнилось.

Так как шардоне не имеет очень яркого собственного вкуса, в отличие, скажем, от совиньон блана, оно послушно воле винодела и хорошо переносит выдержку в дубовых бочках. Влияние бочки на вкус мы тут же проверили на практике, продегустировав вслепую два вина из Южной Африки 2010 года — Tokara Reserve Collection Walker Bay Chardonnay (алк. 12,7%, 610 руб.) и Rustenberg Unwooded Chardonnay (алк. 14,5%, 520 руб.).  Первое вино выдерживалось 10 месяцев во французских барриках (25% новых), второе, как следует из названия, — нет.

В первом бокале влияние выдержки было очевидным: вино было более тельным, маслянистым, сглаженным, “спокойным”, и через плотный покров ванильно-хлебных тонов проступали ароматы папайи, ананаса и желтого яблока. Для меня оно было слишком “дубовым”. Действительно, это оказалось Tokara Reserve.

Напротив, второе вино было существенно более живым, бодрым, полным ароматов зеленых фруктов, с легкой горчинкой во вкусе. Энергичность и хорошая кислотность Rustenberg Unwooded Chardonnay делают его, на мой взгляд, гораздо более гастрономичным.

Попрактиковавшись с шардоне, мы перешли к совиньон блану — моей винной любви двухлетней давности. Las Moras Sauvingon Blanc 2012 из Аргентины (13,5%, 320 руб.) имело типичные ароматы совиньона — зеленого болгарского перца и утреннего травяного луга. Не знаю, есть ли в вине остаточный сахар, но некоторая сладость в вине чувствовалась.

Дальше нам предстоял интересный эксперимент. Мы пробовали вслепую два совиньона из регионов, задающих стандарты для этого сорта по всему миру. Одно было из долины  Луары, а именно, Сансера, а второе — из долины Мальборо в Новой Зеландии. Винные энциклопедии, которыми я обложилась при подготовке дегустации, почти единодушно утверждали, что новозеландские совиньоны — это в первую очередь, выражение всего зеленого спектра. Лайм, трава, крыжовник, оливки, зеленый чай, дыня, артишоки, стручки гороха, зеленая фасоль, дикие травы — это главные ароматы необузданных новозеландских совиньонов. Однако для меня в этих винах всегда на переднем плане (а вовсе не на заднем, как пишут) — экзотические фрукты: маракуйя, манго, личи, папайя. Зелень в этих винах тоже обязательно есть, но мой нос в первую очередь всегда чувствует сладкие ароматы спелых фруктов.

Вина из долины Луары, в свою очередь, более сдержаны и, кроме травяных, часто имеют минеральные (кремень, мокрый камень) и дымные тона. В общем, пара Sancerre Remy Pannier — Wild Rock Elevation Sauvignon Blanc обещала быть интересной.

Интрига, впрочем, не очень получилась. В одном из бокалов сразу обнаружились экзотические фрукты. “Сок манго из пакета”, —  сказал Женя, угадав  новозеландское Wild Rock Elevation 2012 (алк. 13%, 580 руб.). Менее экспрессивный французский Sancerre Remy Pannier 2011 (алк. 12,5%, 940 руб.) демонстрировал нам  овощные (зеленая фасоль и болгарский перец) и кремниевые тона.

В завершении дегустации мы вслепую попробовали пару шардоне — совиньон блан. Надо же было убедиться, что теперь мы все отличим один сорт от другого даже в темной комнате!

У нас были два французских вина из классических регионов: бургундское Haut-Cotes-de-Beaune En Bois Guillemain 2010 (алк. 13%, 850 руб.) и луарское Pouilly-Fume “Les Chaumiennes”, Andre & Edmont Figeat 2011 (алк. 13%, 1060 руб.). Если до этого в отношении “слепых” пар у некоторых еще были сомнения, то теперь все единодушно отличили более плотное бургундское шардоне с тонами ванили и белых фруктов (дуба многовато, свежести маловато, по моему мнению) от цитрусовых, крыжовниковых и манговых тонов совиньон блана из Пуйи-Фюме.

Что ж, отличный результат! По-моему, все участники дегустации остались довольны собой. А что касается вин, то свежие, хрустящие, экспрессивные совиньоны понравились больше. Впрочем, я давно знаю, что совиньоны сразу располагают к себе. Хотя в какой-то момент могут и утомить. 🙂

Chardonnay & Sauvignon Blanc_pdf

Турецкая дегустация

Дегустацию турецких вин полностью организовала Юля. Она привезла в чемодане из Турции 5 бутылок вина, собственноручно приготовила закуску по турецким рецептам и накрыла стол. По сути нам лишь оставалось сесть на диван и взять в руки бокалы. Но из-за круговерти декабрьских пробок, обширных новогодних планов и общемосковской предпраздничной суеты половина дегустаторов и это сделать вовремя не смогла, добравшись до Юли с опозданием, сбитым дыханием и жужжанием в голове.

Однако комплимент от шефа, т.е. Юли, в виде сердечек из нута и украшенные новогодними гирляндами еловые ветки довольно быстро всех умиротворили. Мы уселись на диван, перевели дыхание и как-то разом успокоились. Весь вечер мы неспешно пили, негромко разговаривали, я делала нехарактерно мало заметок, а Света почти не фотографировала. Удивительным образом этот вечер привел нас всех в новогоднее настроение, так что для меня праздники начались именно с этого вечера 8 декабря.

Дегустацию открыло белое Kavaklidere Prestige Narince 2011 из региона Каппадокия (100% наринче, ферментация и выдержка в больших бочках из французского дуба). Ароматы этого вина –  белых фруктов и цитрусовых –  совершенно не предсказывали его слегка маслянистый плотный вкус, как будто это были два разных вина. Очень приятное, собранное, гастрономичное вино отлично сочеталось с баклажанами в йогуртовом соусе, которые приготовила Юля. Оно было одним из фаворитов у всех дегустирующих.

Баклажаны (справа) были чудесны! И как отдельная закуска со свежей лепешкой, и как соус к мясу.

Баклажаны (справа) были чудесны! И как отдельная закуска со свежей лепешкой, и как соус к мясу.

Kavaklidere – один из крупнейших (550 га) и старейших (с 1929 года) частных винодельческих хозяйств Турции с виноградниками в большинстве регионов, в том числе Анатолии, родине наринче.

Вторым белым вином было Bornova Misketi 2009 от Corvus Vineyards (алкоголь 14%) — вино с хорошей кислотностью, легкой горчинкой и ароматами цветов, зеленой фасоли и стручков акации. Сорт борнова мискети (мускат) выращивают на побережье Эгейского моря вокруг Измира, из него делают легкие, освежающие, весьма ароматические вина, которые подают на аперитив или с легкими закусками. Мы посчитали, что наш мускат лучше подходит к еде, но особого восторга он не вызвал.

Перейдя к красным, мы разлили Kalecik Karası Anfora 2010 от винодельни Pamukkale (алкоголь 13,5%). Вино для серии Anfora не выдерживают в дубовых бочках, чтобы сохранить бархатную фруктовость каледжика. Наше вино было нежное и мягкое, как нагретая на солнце малина, и его было приятно пить просто так, без сопровождения. А вообще красные вина из каледжика рекомендуют не только к белому мясу, но и к рыбным блюдам и рыбным супам. Pamukkale – семейная и по турецким меркам довольно старая винодельня (основана в 1962 году), в ее владении 65 га виноградников в районе Денизли.

Следующее вино, OZ 2010 от Yanık Ülke, было сделано из международных сортов: мерло, каберне совиньона и шираза (алкоголь 14,5%). В первом носе был рыбный аромат, довольно странный для красного вина. Рыба потом, к счастью, ушла, сменившись специями, но что-то морское в вине все-таки осталось. Жестковатое и даже горелое во вкусе, это вино никому особенно не понравилось.

Заключительным было Syrah 2010 от винодельни Suvla с галлипольского полуострова (100% сира, алкоголь 15%). У владельцев, довольно молодой и амбициозной семейной пары, 80 га виноградников, купленных в 2003 году, где растут бордосские и ронские сорта. Нарядное, рождественское вино с тонами специй, малины и черешневого компота звершило дегустацию на весьма праздничной ноте. Как и первое вино, оно оказалось в числе фаворитов всех присутствующих.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

P.S. А на закуску — турецко-балканские напевы 🙂 Я наткнулась на Kolektif Istanbul & Friends, забив в поиск имя барабанщика-резидента джазового клуба «Nardis» в Стамбуле. Клуб, кстати, отличный: джаз почти каждый день, включая гастроли западных звезд, и находится прямо в центре, совсем рядом с башней Галата.

Ода Турции

Признаться, я люблю Турцию, хотя в нашей стране об этом почти неприлично говорить. Люблю за то, что она близко и туда не нужна виза, а погода там существенно лучше и есть море; что там замечательно вкусная еда, быстрые официанты и потрясающие античные памятники; что Стамбул, как Москва, никогда не спит, но в отличие от Москвы турки доброжелательны и гостеприимны и даже в самом злачном подземном переходе центра города можно найти чистый общественный туалет. Там ярко, ароматно, колоритно и не очень дорого. А еще в самом центре 15-миллионного города можно услышать пение петуха, причем в самое неурочное время, а это в нашей заставленной многоэтажками и забитой пробками столице представить совершенно невозможно.

Турция возникла в этом блоге, потому что там в ноябре 2012 года проводилась ежегодная коференция винных блогеров Digital Wine Communications Conference (старое название – EWBC).

EWBC

«А что, в Турции делают вино?» – удивлялись почти все, когда я говорила, что ездила в Турцию на винную конференцию, даже те, кто бывал в Турции много раз.

Делают, и год от года все интереснее. Продают, правда, довольно задорого из-за высоких налогов, и почти все пьют сами – в основном, в Стамбуле и крупных городах на побережье Эгейского моря. Кое-что экспортируют; например, Kavaklidere, один из крупнейших производителей, до 20% произведенного вина. Но как признают сами турки, основной проблемой является не качество вина или короткая современная история виноделия, а как убедить потребителей попробовать вино с непроизносимым названием из «странной», не-винной страны.

Не далее как прошлым летом на средиземноморской дегустации  мы сами не смогли прочитать турецкую этикетку с кучей умлаутов. Впрочем, за пару дней конференции после нескольких хоровых репетиций под руководством известных винных экспертов Тима Аткинса, Чарльза Меткалфа, Джоэла Батлера, Исы Бал, Олдера Ярроу названия турецких автохтонных сортов начали отлетать от зубов.

Да вот хоть сейчас все назову! 🙂

На самом деле главных турецких автохтонных сортов всего 5 – два белых и три красных. Какое облегчение, учитывая, что в Турции выращивают виноград 1500 (!) разных сортов, из которых 800 генетически различимы. Правда, в основном это столовый виноград, а для производства вина 100 турецких виноделен используют порядка 35 сортов, как местных, так и международных.

Итак,

Emir (эмир), названный так потому, что вина из него были любимы местными правителями, происходит из региона Каппадокия. Из него получаются довольно легкие свежие вина с хорошей кислотностью, весьма интенсивными ароматами цитрусовых, тропических фруктов, зеленого яблока, минеральными тонами. Выдерживаются в стальных чанах (в дубовых бочках практически никогда) и пьются в течение года-двух после бутилирования. Эмир – вино к рыбе и морепродуктам. Мы пили симпатичное Yazgan Emir 2011 (алкоголь 12%).

turkey-vinkara-narinceNarince (наринче/нариндже) переводится
как «тонкий, деликатный», хотя по сравнению с другими белыми сортами он более плотный, тельный и лучше подходит для выдержки,  предпочтительнее в стальных чанах и немножко в (старом) дубе. Еду к нему тоже можно подавать более плотную: жирную рыбу на гриле, баклажаны в разных видах, пряные блюда из белого мяса. Интересно, что листья наринче используют для долмы, а из винограда получается вкусный сок. Наринче напоминает совиньон блан, он удачен в блендах, например, с шардоне. Возможно, это самый интересный белый турецкий сорт. Мне он точно больше всех понравился.

Хорошие примеры:
Vinkara Reserve Narince 2010 (моносортовое, алк. 13,5%)
Kavaklidere, Cotes d’Avanos, Narince Cardonnay 2011 (67% наринче, 33% шардоне, алк. 14,5%)
Pamukkale Anfora Trio 2011 ( 40% шардоне, 40% наринче, 20% совиньон блан, алк. 14%).

Turkey-kavaklidere -kkИз красных мой фаворит — Kalecik Karasi (каледжик карасы), из которого получаются сочные фруктовые низкотанинные вина с ароматами вишни, малины, фиалки и специй, очень приятные и питкие. Каледжик сравнивают с французским пино нуаром или гамэ, или итальянским дольчетто. Слишком много дуба, на мой взгляд, может убить деликатный каледжик. К сожалению, турки любят выдержку в дубе, объясняя это предпочтениями местных потребителей. За это их больше всего критиковали на конференции.

Хорошие примеры:
Sevilen, Plato Kalecik Karasi 2011 (моносортовое, алк. 13,5%)
Kavaklidere Prestige Kalecik Karasi 2009 (моносортовое, алк. 14%)
Gi
datay Prodom 2011 (60% сира, 40% каледжик карасы, алк. 14%)

Okuzgozu

Урожай 2012 года. По-моему, в Gulor специально для нас налили в бутылку

Öküzgözü (окузгозу) дался мне вообще-то существенно легче, чем «Эйяфьятла..», даже удивительно, что прошлым летом мы не смогли его произнести! 🙂 Окузгозу переводится как «бычий глаз» из-за крупного размера и круглой формы виноградин. Высококислотный, среднетельный, умеренно-танинный сорт понравился мне больше в блендах, чем сам по себе. Некоторые эксперты однако считают его самым интересным красным сортом Турции и сравнивают с зинфанделем. В хороших образцах привлекали зрелые фрукты, глубина и сочность.

Хорошие примеры:
Kayra Vintage Öküzgözü 2009 (моносортовое, алк. 14,5%)
Doluca Karma Cabernet Sauvignon & Öküzgözü
 2010 ( 75% каберне совиньон, 25% окузгозу, алк. 14,3%)

Boğazkere (богазкере/бойазкере) переводится как «царапающий горло». Его жесткие, сушащие танины часто смягчают купажом с сира, мерло или окузгозу. Для вин из бойазкере характерны глубокий цвет, высокая плотность и алкогольность и ароматы черных ягод, специй и хвои. Может, я не отдаю должное этому сорту, а может, ему показана существенно более долгая выдержка, но мне мало что понравилось. Из хороших примеров — Doluca Tugra Bogazkere 2009 (алк. 15,5%).

В качестве бонуса еще один приятный и легкопроизносимый турецкий белый сорт – Yapincak (япинчак), из которого получается свежие, бодрые, хрустящие вина с несколько большей минеральностью по сравнению с эмиром. Симпатичный пример: Pasaeli Yapincak 2011 (алк. 12,5%).

А вот еще один редкий сорт - Karasakiz. Его мы пробовали на винодельне Suvla

А вот еще один редкий сорт — Karasakiz. Его мы пробовали на винодельне Suvla

P.S. Конференция винных блогеров, или, как теперь модно говорить, коммуникаторов (коммуникантов?) проходила в Измире в ноябре 2012. Сайт главного спонсора, организации винных производителей Wines of Turkey, – прекрасный источник информации обо всем, что имеет отношение к турецкому вину.